Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Книга и осёл

(no subject)

Я читаю тонкую книжку, изданную в 91 году. У неё целый редакторский коллектив, состоящий из семи редакторов, и даже есть корректор Ахметьева.

Сначала книжка держится молодцом. В середине начинаются опечатки: два раза союз "и", слово пополам разделено - ничего особенного. Потом вдруг постепенно там и сям пропадают запятые. За 15 страниц до конца рассказа начинает страдать орфография: это уже не опечатки, а ошибки, настоящие ошибки. Их становится всё больше и больше.

В общем, мне показалось, что на последней странице книга возьмет да и закончится на середине фразы и ниже будет просто приписка от руки: "Да пошло оно всё нафиг!"

Но нет, закончили-таки традиционным способом.

А ещё у издания был художник-иллюстратор. Он нарисовал обложку и одну странноватую иллюстрацию. Не знаю, какой момент повествования она иллюстрирует. Думаю, этот художник и был тем, кто сказал: "Да пошло оно всё нафиг!" Он и его друзья-наборщики. Потому что оказалось, что там в одном месте текст исчезает, а потом повествование начинается с другого. Не страница потерялась, а так, на одном месте - раз, и перескочили. Зачем тебе текст, читатель? Ну его!

зёрна граната

1401

- Чему же ты научился во всю твою жизнь? - спросит Господь, сдвинув очки на самый кончик своего носа.
- Много чему, - сразу ответишь ты.
- Ну-ка, ну-ка!

И ты станешь вспоминать: "Спать по ночам, терпеть, создавать миры, жить в одиночестве, повторять, как будто не любить людей, надувать бубльгум, болеть, ценить смерть. А, и ещё рисовать!
- Но это уже в старости, - уточнит Господь.
- Да, там, - согласишься ты, и Господь, кивая головой, продолжит записывать в тетрадь этот эксперимент номер 1401 в девятой степени. Потом вспомнит, что ты ещё здесь, посмотрит на тебя, сквозь тебя и скажет:

-Уведите!

зёрна граната

Как сбиться с пути

Сегодня на выходе из торгового центра меня встретила длинная тёмная зимняя дорога, покрытая снежной кашей и глубокими лужами. Не меньше полугода мне не приходилось ходить в эти центры, но тут выдался свободный день. На ногах у меня были ботинки, которые всасывают в себя всю найденную вокруг воду по специальной технологии. В них даже есть особые технологические отверстия для этого. Ботинки зимние, для чего им нужно всасывать воду - я не знаю. Кстати, на витрине магазинов, которые гордятся этой технологией, подобные ботинки лежат обычно в аквариуме с пузырящейся водой. Пока одна из пар не стала моей, мне казалось, что это должно символизировать их прочность и влагоустойчивость. Но, как выяснилось, намёк был на другое: ноги в этих ботинках промокают и сохраняют мокрость даже в отсутствие луж. Часто этому Goretex достаточно влажного снега, чтобы засосать в ботинок воду извне и оставить её внутри. А сегодня, как вы помните, передо мной лежала длинная тёмная зимняя дорога с глубокими лужами.

По такой дороге надо идти в компании - тогда время бежит быстрее. Компании не было, но были два монолога Гамлета. Если читать их, время слегка ускоряется. Для полного эффекта лучше читать все его монологи, но я помню только два. Читаю я, конечно, про себя. Вообще-то есть способ читать вслух и вести себя на публике как угодно - для этого достаточно купить телефонную гарнитуру. Мне даже встретились по пути два таких товарища. Ставлю десятку, что они говорили не в гарнитуру, а с гарнитурой. Между этими понятиями есть разница. Так вот, я так не делаю. Но если вы когда-нибудь увидите, как я бодро иду по лужам и смотрю под ноги - это значит, я думаю что-нибудь забористое и отлично провожу время.

Когда два монолога закончились - каждый по два раза - оказалось, что я в жопе. Не в том смысле, что "жизни путь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу", а в том, что дорога не привела меня к дому (от ТЦ по прямой и пока не упрешься в метро). И у меня не было ни малейшей идеи, куда она меня привела. Там было темно и гаражи. Пришлось поворачивать и идти обратно к ТЦ. На этот раз в полном сознании, без анестезии и Шекспира.

Встав на верные рельсы, мне удалось добраться до метро. Знакомые ступеньки внушили мысль, что можно снова расслабиться. Как только строчки первого монолога спокойно поплыли в голове, моя тушка так же спокойно пронеслась, покорствуя толпе, мимо входа на станцию. И вышли мы снова на Дерибасовскую. В самую лужу.

Серьёзно, это было уже выше моих сил и сверх понимания! Мне даже на секунду показалось, что это знак и нужно продолжать идти дальше пешком. Но плоть слаба, а метро - вот оно. Дальше пришлось ехать тихо, как мышь и думать о супе, о том, во сколько завтра встать и все такое прочее. Иначе - ей бы ей - дома мне сегодня не оказаться!

зёрна граната

(no subject)

     Вот вы в детстве читали про Алису Селезнёву? Ну, конечно, в основном не читали, а фильм смотрели. Фильм ерунда, надо было читать. Потому что когда читаешь, то можно узнать все самые интересные мелочи про будущее. К примеру, видеофон. Мне очень хотелось, чтобы был видеофон. Это же круто! Зачем нужен, не знаю, но круто. Хотя всегда мне было понятно, что видеофон – фантастика, и флипы тоже, и космолингва - никогда такого не будет, потому что мало ли чего в книжках пишут.
                                
Collapse )

зёрна граната

История письменности

Люди, жившие в 17 веке до нашей эры, оставляли строительные надписи на своих кирпичах и писали глиняные книги. 20 тысяч табличек нашли археологи в одном холме между Тигром и Евфратом, зо тысяч — в другом. Постепенно библиотека с клинописными надписями стала самой большой из всех специальных библиотек мира.

Чем больше знаний накапливала цивилизация, тем менее надёжным носителям она их доверяла. От многих античных поэтов до нас дошла страничка текста. Библиотеки великих царей нашей эры исчезали в огне.

Что найдут через тысячи лет археологи, изучающие нашу цивилизацию? Черепки, бусины, блестящие обломки дисков и тёмные ленты кассет - ни единой надписи. Сохранятся разве что те, которые выгравированы на украшениях. Или те, что вырезаны ножом на железных заборах.

Да что там будущие археологи, когда мы сами теряем наши самые ценные записи каждый раз, когда в доме выключают электричество?

зёрна граната

Литературоведение в быту, или как мы чистили селёдку в ночь перед Рождеством

 Отец наблюдает, как я чищу селёдку. Не выдерживает, берётся за нож сам. («Неправильно ты, дядя Фёдор, бутерброд ешь…»). Чистит и заодно цитирует подходящее к случаю: 
- «Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный три месяца тому назад в ученье к сапожнику Аляхину, в ночь под Рождество не ложился спать»… Деду письмо писал. А что он там писал? «На неделе хозяйка велела мне почистить селёдку, а я начал с хвоста, а она взяла селёдку и ейной мордой начала меня в харю тыкать»… 
Папа задумывается, потом сообщает: 
- А ведь рыбу с хвоста нужно чистить. Понимаешь? Что это, по-твоему, значит?
- Что? – тупо спрашиваю я, думая о рыбе. 
- То и значит. Придирались они к Ваньке сильно. Очень сильно. 
- Ну, ты ещё скажи: «Таким образом, писатель в одном небольшом штрихе отразил, как в зеркале, судьбы многострадального русского народа!»
- Но ведь отразил же? 
- Отразил. Но для того, чтобы заметить тонкости, о которых ты говоришь, нужно уметь чистить рыбу!
- Именно! Вот и учись, пока я жив. Разнообразные навыки нужны литературному критику. А ты что думаешь? С одним эМ-Гэ-У-у здесь никак не получится… 
- Ты хочешь сказать, что сам Чехов знал, как нужно правильно обойтись с рыбой? – но тут в спор вмешивается мама, интересуясь, как скоро мы кончим трепаться в доме и займёмся уже шашлыком во дворе. Ничего не поделаешь, приходится идти жарить. 
             Ну а за шашлыком какой Чехов? За шашлыком уже другие разговоры…