Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

зёрна граната

Дорогая передача, я пишу и горько плачу

Когда мы были маленькие, помните, всё время кто-то писал письма в газеты. В кино это поворотом в сюжете бывало - раз! - письмо в газету, и судьбы героев переменились. Или вот в самих газетах - тоже письма: "дорогая редакция, пишу я вам...", вот это вот всё.

Потом мы выросли, а мне нужно было проходить практику в одной известной общественно-политической газете, про которую мой препод по журналистике, принимавший отчёт о практике, сказал: "А-а, эти, у которых всегда фига в кармане".

И вот вижу я тогда: есть, есть письма, приходят и лежат в редакции стопочкой; всё как рассказывали, взаправду! А потом как-то заходит сотрудник в комнату - бымц! - и в ведро их, все конверты, даже не читая. Я на то дело смотрю и, от ужаса, забываю, как и мышкой-то возить по столу. Только смотрю и смотрю, и глазами хлопаю. Сотрудник заметил. "Психи, - говорит. - Психи пишут. Чего их читать?" "Все что ли психи?" - спрашиваю. "Все".

А сейчас я работаю в профильном журнале, очень специализированном, очень недоступном - он по подписке, очень неизвестном и дорогом журнале. Для психов такое СМИ - прямо скажем - не интересно ни с какого бока. Даже если и завиднеется где псих среди читателей - так чисто случайно. И вот недавно спрашиваю редактора: "Что же, пишут вам в редакцию-то?" "Нет, - говорит. - Не пишут". "Ни одного письмишки захудалого не приходит?" "Ни одного".

Это я к чему? Не к тому, что пишут только психи (хотя есть мнение, что это так), а к тому, что чувствует себя современный журналист заброшено. И публицист заброшен, и репортер, и редактор. Никто не пишет и даже не читает. Информации слишком много. Лежит себе гора эта, а прохожий идет мимо и не интересуется, даже ногой не пнёт. Оттого обратной связи у нас нет.

Чёрный ящик

(no subject)

     Нашего ассистента при съёмочной группе - Чубчика - не взяли в самостоятельные операторы. Он, практически бесплатно, помогает снимать Фариду...
     Фарид ему: «Принеси дедолайт. А теперь сбегай за петлей. Ага, молодец. Поправь вот там контровой свет».Продюсер Татьяна кому-то лениво докладывает по телефону: «Слышишь? Фарид у нас теперь пафосный оператор. Он у нас теперь с помощником ездит».
      Чубчик (лениво и с чувством собственного достоинства): «А меня вот в детский театр приглашали осветителем. А я подумал: чего там? Двенадцать тыщ, пятидневка… И не пошёл».


Чёрный ящик

Прекрасные бабушки

Снимаем ночью сюжет во дворе жилого дома. Подъезжаем туда на джипе. Съёмочная группа – пятеро мужиков и одна Марьяна. Вываливаемся толпой, почти все в чёрном. В течение получаса ходим, кричим. Иван помахивает чёрной битой. Наш продюсер, Анатольич, периодически начинает душить Марьяну, показывая, как впоследствии действовать в кадре. Чубчик поставлен отгонять одиноких испуганных прохожих… Сверху всё это напоминает какую-то бандитскую разборку и избиение младенцев… Во дворе всё замерло, никто на нас не реагирует: старательно отворачиваются и отводят глаза.

В какой-то момент мы понимаем, что не хватает накамерного света – слишком темно. Анатольич перегоняет джип чуть в сторону, включает фары. Через 30 секунд во дворе материализуется бабушка и начинает орать: «Ах вы, хулиганы! Как вам не стыдно!!»

Мы думаем, что, наконец, кто-то решил выйти заступиться бедную Марьяну – ведь мы бьём её почти полчаса! Хихикаем, готовясь объяснить, что никто никого не убивает, что просто снимаем сюжет…

 Бабушка продолжает кричать: «Хулиганы! Милицию вызову! Машину… Машину на газон поставили, сволочи!»