Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Книга и осёл

(no subject)

Я читаю тонкую книжку, изданную в 91 году. У неё целый редакторский коллектив, состоящий из семи редакторов, и даже есть корректор Ахметьева.

Сначала книжка держится молодцом. В середине начинаются опечатки: два раза союз "и", слово пополам разделено - ничего особенного. Потом вдруг постепенно там и сям пропадают запятые. За 15 страниц до конца рассказа начинает страдать орфография: это уже не опечатки, а ошибки, настоящие ошибки. Их становится всё больше и больше.

В общем, мне показалось, что на последней странице книга возьмет да и закончится на середине фразы и ниже будет просто приписка от руки: "Да пошло оно всё нафиг!"

Но нет, закончили-таки традиционным способом.

А ещё у издания был художник-иллюстратор. Он нарисовал обложку и одну странноватую иллюстрацию. Не знаю, какой момент повествования она иллюстрирует. Думаю, этот художник и был тем, кто сказал: "Да пошло оно всё нафиг!" Он и его друзья-наборщики. Потому что оказалось, что там в одном месте текст исчезает, а потом повествование начинается с другого. Не страница потерялась, а так, на одном месте - раз, и перескочили. Зачем тебе текст, читатель? Ну его!

зёрна граната

(no subject)

Роальд, Гунастр, Фрастен, Игелд, Турберн, Руальд, Свень, Стир, Алдан - такие вот в 10 веке русские купцы были. Прямо эльфийско-шведский отряд. Но назывались в грамотах русскими. А ещё с ними Моне был.
Чёрный ящик

Штрих к неизвестному портрету

У нас в редакции была специальная редакционная бутылка водки. Мы купили ее сами, а чек оплатила бухгалтерия компании- владельца этого СМИ.

Мы никогда не пили из этой бутылки, но зато часто снимали ее в сюжетах.

зёрна граната

Понятия

Ребёнок вбежал в комнату.  

      - Папа, мама! Что такое стресс? 

      - Ну, стресс — это когда... — протянула мама, - когда как-то не очень оно всё, и как-то это... 

      Папа не мог найти сразу подходящих слов, которые будут понятны ребёнку. Он в задумчивости надевал куртку, собираясь уходить. Рукав куртки задел край пустой рамы, стоящей на мольберте. Дорогая, позолоченная рама с грохотом повалилась, увлекая за собой фанерный лист, упала и разлетелась на четыре куска. Фанера накренилась, помедлила секунду, и накрыла собой подготовленный натюрморт с белыми одуванчиками. Кувшин разбился, с сухих одуванчиков полетели парашютики, медленно оседая на куски рамы. Фанера стукнулась об пол. Стало тихо. 

      - 10 тысяч, - прошептала мама. 

      - Вот тебе и стресс, - сказал папа. 

      - А-а, понятно! - радостно сообщил ребёнок и побежал прочь.